Антикоррупционный портал НИУ ВШЭ
Опубликован Индекс восприятия коррупции за 2021 год

Международная неправительственная организация Transparency International (TI) опубликовала Индекс восприятия коррупции за 2021 год (Corruption Perception Index 2021 – CPI).

Как показало проводившееся среди 180 стран исследование, большинство из них, как и в предшествующие годы, не продемонстрировало значительного прогресса: около 68% государств набрали менее 50 баллов из 100 возможных, а средний результат по всем странам, как и в прошлом году, составил всего 43 балла.

Более того, для 27 юрисдикций в 2021 году были зафиксированы рекордно низкие за последнее десятилетие показатели: например, занимавшая в 2012 году 7 место в рейтинге Австралия в 2021 году оказалась только на 18 месте, Канада за тот же период опустилась с 9 на 13 строчку, Словения – с 37 на 41, а Кипр – с 29 на 52.

Наилучшие результаты по итогам исследования традиционно продемонстрировали Дания, Финляндия и Новая Зеландия, получившие по 88 баллов из 100. Кроме них, в первую десятку вошли Норвегия, Сингапур и Швеция, набравшие по 85 баллов, Швейцария (84 балла), Нидерланды (82 балла), Люксембург (81 балл) и Германия (80 баллов).

Однако, как отмечают исследователи, во многих из стран, имеющих наиболее высокие оценки в рейтинге, в реальности существуют серьезные проблемы в области противодействия коррупции: такие юрисдикции зачастую являются «финансовыми убежищами» для сокрытия средств, полученных в результате неправомерной, в том числе коррупционной деятельности, а также не принимают надлежащих мер по борьбе с транснациональной коррупцией, а в отдельных случаях даже стимулируют ее.

Нижние позиции в рейтинге 2021 года заняли Южный Судан (11 баллов), Сирия, Сомали (по 13 баллов), Венесуэла (14 баллов), Йемен, Северная Корея, Афганистан (по 16 баллов), Ливия, Экваториальная Гвинея (по 17 баллов) и Туркменистан (19 баллов).

Россия набрала 29 баллов из 100 (на 1 балл меньше, чем в прошлом году) и заняла 136-ое место, оказавшись на одном уровне с Анголой, Либерией и Мали.


Помимо общего рейтинга, TI опубликовала отдельные исследования по шести регионам:

  1. Америка. Несмотря на длительную историю развития антикоррупционного законодательства в данном регионе, на протяжении последних трех лет в Северной и Южной Америке не отмечается статистически значимых изменений восприятия уровня коррупции. В 2021 году во многих странах региона (Бразилия, Венесуэла, Сальвадор, Гватемала, Колумбия) наблюдалось систематическое нарушение прав граждан, включая журналистов и активистов, и несоблюдение принципов свободы слова. Некоторые страны региона характеризуются низким уровнем прозрачности при принятии государственных решений: в частности, авторы исследования упоминают закрытый для публики процесс проведения государственных закупок в Аргентине, все более непрозрачные механизмы финансирования политических партий в США, блокирование доступа к публичной информации и отсутствие системы подотчетности государственных органов в Венесуэле. Восприятие уровня коррупции в странах Центральной Америки, как показывает исследование, и вовсе оказалось в этом году на рекордно низком уровне: так, Никарагуа потеряла 9 пунктов в рейтинге, Гватемала – 8 пунктов.
  2. Западная Европа и ЕС. Хотя европейские страны все еще занимают лидирующие позиции в рейтинге, в последние годы отмечаемый респондентами прогресс в сфере противодействия коррупции заметно снизился – прежде всего из-за пандемии COVID-19, поставившей под угрозу прозрачность и подотчетность во всем регионе. Так, множество выявленных нарушений, связанных с государственными закупками, которые зачастую проводились по ускоренным процедурам, подорвали доверие общества к власти. Некоторые страны региона в прошедшем году оказались вовлечены в международные коррупционные скандалы, например, фигурировали в документах «Архива Пандоры» или были уличены в продаже «золотых паспортов». Другие государства, такие как Польша и Венгрия, и вовсе перешли на авторитарный путь развития и приняли ряд документов, значительно ограничивающих права граждан и снижающих независимость органов всех ветвей власти.
  3. Восточная Европа и Центральная Азия. Как отмечают авторы исследования, в странах данного региона под предлогом борьбы с пандемией COVID-19 было введено множество норм и ограничений, использовавшихся для подавления свободы слова: например, властями Азербайджана долгое время для слежки за журналистами-расследователями и правозащитниками применялось программное обеспечение «Pegasus»; в России, согласно материалам TI, власти использовали пандемию как предлог для запрета всех массовых мероприятий и введения ограничений на «одиночные пикеты». Даже Кыргызстан, когда-то считавшийся «островом демократии» в регионе автократий, использовал пандемию как повод для воспрепятствования работе журналистов и ограничения свободы проведения публичных мероприятий. В отдельных странах региона (Беларусь, Албания) было отмечено применение физического насилия в отношении граждан на митингах и собраниях, в том числе касающихся выражения недовольства общества распространением коррупции и неэффективностью борьбы с ней.
  4. Азиатско-тихоокеанский регион. Несмотря на постоянно звучащие популистские лозунги и отдельные достигнутые успехи (заметная результативность борьбы со взяточничеством при предоставлении государственных услуг, снижение показателей «бытовой» коррупции), проблема масштабной коррупции в странах данного региона по-прежнему остается весьма актуальной. В некоторых из них даже появляются новые формы коррупции: так, в Китае, как отмечают исследователи TI, высокопоставленные чиновники стали использовать свои полномочия для перераспределения ранее принадлежавших государству активов между собой и компаниями, связанными с политически значимыми лицами. Озабоченность экспертов вызывает и отношение в странах данного региона к правам граждан, включая журналистов и активистов: неспособность последних в текущих условиях свободно вести свою деятельность значительно снижает эффективность выявления и придания огласке случаев коррупции.
  5. Южная Африка. Страны данного региона стабильно не демонстрируют значимого прогресса в сфере противодействия коррупции: успехи одних государств, упрочивших свои позиции в рейтинге 2021 года, затмеваются ухудшением ситуации или стагнацией в других и низкими показателями региона в целом. Кроме последствий пандемии, на негативное восприятие уровня коррупции в данном регионе влияют затяжные вооруженные конфликты и растущие угрозы террористических атак, как следствие, власти вводят меры, направленные на ограничение доступа к информации и подавление деятельности неправительственных организаций, разоблачающих случаи коррупции и злоупотребления полномочиями. В отдельных странах региона исследовали TI также отмечают распространение культуры безнаказанности высокопоставленных должностных лиц, замешанных в коррупционных преступлениях (Ботсвана, Либерия).
  6. Северная Африка и Ближний Восток. В странах данного региона также не наблюдается заметного улучшения восприятия уровня коррупции, что связано, прежде всего, с напряженной военно-политической обстановкой (вооруженные конфликты в Сирии, Ливии и Йемене), повсеместно распространенной системной политической коррупцией, а также посягательствами на свободу слова и публичные собрания граждан. Даже набравшие в CPI 2021 года больше всех баллов страны региона – ОАЭ и Катар – оказались замешаны в коррупционных скандалах международного масштаба: разоблачение «Архива Пандоры» выявило факты использования офшорных счетов эмиром и бывшим премьер-министром Катара, а также вице-президентом и премьер-министром ОАЭ; вместе с указанием Группой разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег на имеющиеся пробелы в системах борьбы с отмыванием денег как в Катаре, так и в ОАЭ, за данными странами закрепилась репутация «горячих точек» по сокрытию коррупционных доходов.

Справочно: Индекс восприятия коррупции представляется TI ежегодно и на сегодняшний день является одним из наиболее известных антикоррупционных исследований.

CPI формируется на основе опросов экспертов и предпринимателей и призван проиллюстрировать уровень восприятия коррупции в государственном секторе. При этом TI не проводит собственных опросов, а использует данные 13 различных сторонних источников (таких, как Всемирный банк, Всемирный экономический форум, Азиатский и Африканский банки развития и иные), результаты которых стандартизируются под единую балльную систему оценки. На данный момент используется 100-балльная система оценки, в которой 100 баллов означает наиболее низкий, по мнению респондентов, уровень коррупции, 0 баллов – наиболее высокий. По итогу исследования страны ранжируются согласно полученному количеству баллов. Стоит отметить, что CPI, как и большинство других рейтингов, оценивающих уровень коррупции, имеет ряд недостатков, о которых мы уже писали ранее.

Темы
Измерение коррупции
Гражданское общество
Комментарии 0
Спасибо, Ваш комментарий отправлен на обработку

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта НИУ ВШЭ и большего удобства его использования. Более подробную информацию об использовании файлов cookies можно найти здесь, наши правила обработки персональных данных – здесь. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом НИУ ВШЭ и согласны с нашими правилами обработки персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера.