Антикоррупционный портал НИУ ВШЭ
Саммит G20: краткие итоги для сферы борьбы с коррупцией

30-31 октября в Риме (Италия) состоялся очередной саммит глав стран «Группы двадцати», на котором, среди прочего, были определены приоритетные направления работы по противодействию коррупции на 2022-2024 годы и принят ряд руководящих принципов, касающихся борьбы с коррупцией в отдельных сферах.

По итогам саммита была подписана декларация лидеров, в которой страны-члены G20, в частности, подтвердили свою приверженность принципу нетерпимости к коррупции в государственном и частном секторах, обязались укреплять взаимодействие в сфере противодействия коррупции с различными заинтересованными сторонами, включая научное сообщество, СМИ и гражданское общество, не допускать возможности предоставления убежища коррупционерам и их активам и бороться с транснациональной коррупцией, а также способствовать повышению прозрачности бенефициарного владения и операций в сфере недвижимости с целью противодействия сокрытию и отмыванию коррупционных доходов.

Одновременно на саммите был одобрен ряд документов, ранее подготовленных Рабочей группой G20 по противодействию коррупции (G20 Anti-corruption Working GroupACWG):

1. План действий по борьбе с коррупцией на 2022-2024 годы (Anti-Corruption Action Plan 2022-2024)

Основными направлениями деятельности по противодействию коррупции на ближайшие три года станут:

1. Активизация работы по выполнению существующих антикоррупционных обязательств, в том числе их систематизация, модификация тематического подхода при подготовке ежегодного мониторингового отчета, совершенствование методы работы ACWG, например, возможность повторной организации министерской встречи по вопросам противодействия коррупции;

2. Поддержка иных международных инициатив по противодействию коррупции, в частности, Конвенции ООН против коррупции (КПК ООН), деятельности Глобальной оперативной сети антикоррупционных правоохранительных органов Управления по наркотикам и преступности ООН (УНП ООН), Рабочей группы ОЭСР по борьбе со взяточничеством при осуществлении международных коммерческих сделок, Интерпола;

3. Разработка дальнейших направлений совершенствования механизмов противодействия коррупции по трем ключевым темам:

1) обеспечение прозрачности, неподкупности и подотчетности государственного сектора, в том числе в сфере государственных закупок и управления государственными финансами:

  • обмен опытом по использованию новых технологий для повышения качества и доступности открытых государственных данных;
  • повышение прозрачности и честной конкуренции при проведении государственных закупок, в том числе за счет поощрения использования основанных на анализе рисков подходов к оценке поставщиков, поддержка международных усилий по обеспечению прозрачности закупок и бенефициарной собственности, продвижение роли аудиторских органов и обеспечение их сотрудничества с антикоррупционными органами;
  • содействие формированию культуры неподкупности в государственных органах с учетом их институциональных особенностей, рисков и полномочий;
  • изучение возможностей повышения осведомленности по вопросам противодействия коррупции, прежде всего, среди молодежи;

2) обеспечение прозрачности, неподкупности и подотчетности частного сектора, борьба с отмыванием денег и раскрытие информации о бенефициарных собственниках:

  • изучение возможностей повышения прозрачности в секторе недвижимости;
  • установление и совершенствование требований, касающихся ведения бухгалтерской отчетности, обеспечение принятия в организациях комплаенс-программ;
  • изучение практики использования фиктивных компаний для сокрытия коррупционных доходов;
  • анализ возможностей и практики использования виртуальных активов для отмывания коррупционных доходов;
  • развитие регулирования и контроля за деятельностью банков и нефинансовых учреждений в целях предупреждения их использования в коррупционной деятельности;
  • анализ практики регулирования и контроля деятельности различных организаций, выступающих в качестве «помощников» для сокрытия коррупционных доходов;
  • обмен передовым опытом в области прозрачности бенефициарной собственности;

3) международное сотрудничество, отказ в предоставлении убежища и возврат активов:

  • обмен опытом и предоставление возможности различным странам участвовать в неформальном и официальном международном сотрудничестве и изучать пути повышения цифровизации и операционной совместимости в этих процессах;
  • обеспечение включения антикоррупционных гарантий в инвестиционную иммиграционную политику стран с целью предупреждения злоупотреблений со стороны коррумпированных лиц, желающих получить безопасное убежище для себя или для доходов, приобретенных в результате неправомерной деятельности;
  • повышение доступности информации в сфере возврата активов;
  • изучение роли гражданского общества, частного сектора и СМИ в международном антикоррупционном сотрудничестве, включая возвращение активов;
  • обмен опытом в сфере эффективного отслеживания, ареста, конфискации, возвращения и распоряжения конфискованными активами от преступлений, в том числе анализ мер, применяемых для повышения прозрачности и подотчетности в процессе возвращения активов;
  • изучение способов, используемых коррумпированными лицами для поиска и обеспечения безопасного убежища для доходов, полученных в результате неправомерной деятельности, и обмен опытом в части отказа от предоставления убежища;
  • обмен опытом и продвижение использования таких механизмов, как процессуально справедливое внесудебное урегулирование дел о коррупции и возвращение активов без вынесения обвинительного приговора или в гражданском порядке;

4. Участие в работе по предотвращению и противодействию коррупции в сферах, которые являются «сквозными» приоритетами для более широкого круга международных инициатив, включая:

  • противодействие коррупции в сфере спорта;
  • противодействие коррупции в таможенной деятельности;
  • противодействие коррупции в сфере незаконной торговли дикими животными;
  • изучение подходов к измерению уровня коррупции;
  • анализ взаимосвязи между гендером и коррупцией, содействие гендерному равенству и расширению прав и возможностей женщин;
  • предотвращение неправомерного использования торговых и инвестиционных потоков для сокрытия фактов коррупции и движения коррупционных доходов, в том числе за счет сотрудничества с частным сектором.

2. Принципы высокого уровня G20 по борьбе с коррупцией, связанной с организованной преступностью (G20 High-Level Principles on Corruption related to Organized Crime)

В документе представлены семь основных принципов, направленных на предупреждение и противодействие коррупции, связанной с деятельностью организованных преступных групп и сетей, а также рекомендуемых к принятию в их развитие действий. Указанные принципы включают:

1. углубление понимания взаимосвязей между коррупцией и организованной преступностью в транснациональном, региональном и страновом контексте;

2. принятие превентивных мер по борьбе с коррупцией, связанной с организованной преступностью, включая обеспечение неподкупности в государственном секторе, в том числе при осуществлении закупок, укрепление технического потенциала, повышение прозрачности данных;

3. разработку надлежащей национальной нормативной правовой базы, позволяющей применять санкции за совершение преступлений, связанных с коррупцией и организованной преступностью, соответствующие их тяжести;

4. обеспечение поддержки правоохранительных органов и органов уголовного правосудия в борьбе с коррупцией, связанной с организованной преступностью, за счет совершенствования механизмов выявления, расследования и судебного преследования;

5. принятие мер по предотвращению получения коррумпированными лицами и организованными преступными группами доходов от неправомерной деятельности, включая их сокрытие, отмывание и реинвестирование в законную или незаконную предпринимательскую деятельность;

6. создание каналов информирования о фактах коррупции, разработка эффективных и адекватных мер защиты для лиц, сообщающих о фактах коррупции, свидетелей и жертв коррупции, связанной с организованной преступностью, их родственников и иных близких лиц;

7. развитие международного сотрудничества для обеспечения эффективного противодействия коррупции, связанной с организованной преступностью.

3. Принципы высокого уровня G20 по борьбе с коррупцией в спорте (G20 High-Level Principles on Tackling Corruption in Sport)

В документе определены ключевые принципы работы по одному из наиболее актуальных направлений последних лет – противодействию коррупции в профессиональном и любительском спорте, о значимости которого, в частности, говорит принятие отдельных резолюций в рамках конференций стран-участниц КПК ООН (Резолюция 7/8 «Коррупция в спорте», принятая на седьмой сессии в Вене в 2017 году, и 8 Резолюция /4 «Защита спорта от коррупции», одобренная в ходе восьмой сессии в Абу-Даби в 2019 году) и инициация специального масштабного исследования УНП ООН. Соответствующие принципы включают:

1. сбор и анализ информации для формирования всестороннего, основанного на фактах понимания природы, масштабов, сферы и рисков коррупции в спорте и повышения осведомленности о ней;

2. принятие надлежащей нормативной правовой базы для противодействия коррупции в спорте;

3. обеспечение эффективного правоприменения соответствующего законодательства, в том числе за счет наличия специальных компетенций и опыта у ответственных лиц, разработки и внедрения механизмов выявления нарушений и информирования о них компетентных органов;

4. развитие международного сотрудничества между правоохранительными органами, органами уголовного правосудия и иными органами, ответственными за предупреждение коррупции, а также законодательными органами и политиками;

5. принятие мер по противодействию использования сферы спорта организованными преступными группами для отмывания денег, получения незаконных доходов и иной неправомерной деятельности, связанной с коррупцией;

6. обеспечение поддержки международных и национальных спортивных организаций для повышения эффективности управления, прозрачности и подотчетности и обеспечения неподкупности крупных спортивных мероприятий, включая связанные с ними закупки.

4. Принципы высокого уровня G20 по предотвращению и борьбе с коррупцией в чрезвычайных ситуациях (G20 High-Level Principles on Preventing and Combating Corruption in Emergencies)

В документе содержатся принципы противодействия коррупции в периоды различного рода кризисов и чрезвычайных ситуаций, таких, как пандемия COVID-19, а также последующего восстановления, когда могут повышаться риски коррупции, незаконного присвоения, мошенничества, отмывания денег и иных связанных преступлений. К соответствующим принципам отнесены:

1. разработка законодательства, административных и финансовых правил и норм при подготовке к кризисным/чрезвычайным ситуациям и обеспечение их сохранения после наступления таких ситуаций;

2. принятие мер по обеспечению прозрачности, неподкупности и подотчетность государственного сектора;

3. принятие мер по обеспечению прозрачности, неподкупности и эффективности процессов государственных закупок и предоставления государственной помощи различным субъектам;

4. обеспечение компетентных антикоррупционных органов надлежащими человеческими, техническими и финансовыми ресурсами для предотвращения, выявления, расследования и преследования за коррупцию и иную связанную с ней незаконную деятельность, а также конфискации доходов от преступлений в период кризисных/чрезвычайных ситуаций;

5. обеспечение выполнения международных антикоррупционных обязательств и укрепления международного сотрудничества для обеспечения эффективного расследования транснациональных преступлений и уголовного преследования, а также конфискации доходов от незаконной деятельности;

6. принятие мер по обеспечению прозрачности и неподкупности в частном секторе;

7. поддержка участия гражданского общества, научных кругов и СМИ в обеспечении прозрачности и подотчетности, а также выявлении и информировании о фактах коррупции, связанных с мерами реагирования государства на кризисную/чрезвычайную ситуацию или влияющих на такие меры.

5. Мониторинговый отчет ACWG за 2021 год

Очередной отчет Рабочей группы посвящен таким темам, как 1) прозрачность бенефициарной собственности, 2) прозрачность и неподкупность в частном секторе и 3) ответственность юридических лиц: в нем оценивается прогресс, достигнутый странами G20 в соответствии с принятыми обязательствами в данных областях.

Как отмечает ACWG, за прошедший год многие страны обновили законодательство, связанное с прозрачностью бенефициарной собственности (например, законодательство по борьбе с отмыванием денег, антикоррупционное законодательство, финансовое и налоговое законодательство) или заявили о разработке соответствующих поправок. Так, в Китае был представлен законопроект, предусматривающий создание национального централизованного реестра информации о бенефициарном владении и установление обязанности для юридических лиц сообщать информацию о бенефициарных собственниках; в США был принят Закон о корпоративной прозрачности, который требует от организаций предоставлять определенную информацию о своих бенефициарных владельцах Сети по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN); Мексика, Российская Федерация и Южная Африка сообщили об инициировании законодательных процедур и формировании межведомственных рабочих групп для рассмотрения ключевых вопросов с целью полного соблюдения Рекомендаций ФАТФ, касающихся бенефициарного владения; Австралия и Южная Африка для решения проблем, связанных с наличием различных баз данных, реестров и регистров, приняли решение о создании службы/комитета (центрального или межведомственного) для объединения в одном месте нескольких реестров, управляемых различными органами власти, и/или для координации действий различных заинтересованных сторон в сфере обеспечения прозрачности бенефициарного владения; в Испании был создан единый Реестр бенефициарной собственности юридических лиц и трастов, а Германия и Италия открыли доступ к подобным реестрам для широкой общественности.

В области принятия мер по противодействию коррупции в частном секторе в отчете отмечены такие нововведения, как, например, создание Реестра добросовестности и прозрачности для юридических лиц в Аргентине; запуск Сети по предотвращению взяточничества – государственно-частного партнерства, объединяющего частный сектор, государственный сектор, гражданское общество и научное сообщество для оказания поддержки организациям в предотвращении, выявлении и пресечении взяточничества и коррупции – и совершенствование мер, направленных на защиту заявителей о коррупции в частном секторе, в Австралии; издание совместного руководства Федерального министерства юстиции и защиты прав потребителей и Федерального министерства экономики и энергетики по предотвращению коррупции в организациях, в частности, при работе за рубежом, в Германии; разработка методических материалов по предупреждению коррупции в сфере закупок товаров, работ и услуг, Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации; запуск на экспериментальной основе Системы сертификации управления этикой и комплаенсом для государственных и частных компаний в Корее и т.д.

Что касается установления ответственности юридических лиц, ACWG в своем докладе приводит примеры таких инициатив, как разработка законопроекта, предусматривающего введение уголовной ответственности для юридических лиц, в Германии; разработка проекта закона, предполагающего, в частности, установление прямой ответственности организаций за неспособность предотвратить взяточничество за рубежом в Австралии и иные. Рабочая группа также отмечает растущую роль соглашений об отсрочке судебного преследования, которые в настоящее время уже предусмотрены в США, Великобритании, Франции, Бразилии, возможность их введения рассматривается в Австралии.

6. Аналитический доклад «Измерение коррупции в странах G20: общие сведения и лучшие практики» (Compendium – The Measurement of Corruption in G20 Countries: Overview and Best Practices)

Данный документ был подготовлен ACWG с целью изучения существующих подходов к измерению уровня коррупции в государствах-членах G20 – теме, актуальность которой была признана на уровне международных организаций, когда в 2019 году на Конференции стран-участниц КПК ООН была принята Резолюции 8/10 «Измерение коррупции» – и основывается на соответствующих ответах стран на направленный им в феврале 2021 года опросник.

Измерение уровня коррупции является непростой задачей, прежде всего с точки зрения выбора методологии, ее изучению посвящено множество научных публикаций. Хотя на данный момент существует ряд международных рейтингов, предполагающих оценку уровня коррупции в разных странах, эксперты не раз указывали на присущие им недостатки (например, здесь), а многие страны выражали неудовлетворенность применяемыми инструментами оценки.

Традиционно для измерения уровня коррупции используются, с одной стороны, административные данных (статистика уголовного правосудия и сведения о возможных рисках коррупции, в том числе сведения о государственных закупках, бенефициарной собственности, административных санкциях, данные деклараций об активах, результаты внутреннего и внешнего аудита организаций), с другой – результаты опросов граждан, организаций, экспертов, реже – опросов государственных служащих. У каждого из указанных методов есть как свои преимущества, так и недостатки: в своем докладе эксперты ACWG исследуют возможности и ограничения каждого подхода, а также рассматривают примеры лучших практик стран, применяющих их для измерения уровня коррупции.

В то же время в последние годы предпринимается все больше попыток выйти за пределы этих двух типов измерительных инструментов и рассматривать различные косвенные показатели, которые могут быть использованы для оценки уровня коррупции в стране. В этой связи ACWG в своем докладе также представила данные о подходах стран-членов G20 к сбору таких дополнительных сведений, распределив их по 12 направлениям:

1. государственные закупки,

2. отчеты/данные о прозрачности государственного управления,

3. разбирательства аудиторских судов,

4. стандартные затраты на товары и услуги,

5. дисциплинарные санкции за незаконное / неправомерное поведение государственных служащих,

6. декларации об активах,

7. реестры подарков и вознаграждений,

8. реестры аффилированных лиц/конфликтов интересов,

9. политические пожертвования,

10. бенефициарное владение компаниями,

11. запреты на въезд в страну,

12. биржи финансовой разведки.

7. Отчет о ходе выполнения и обеспечения соблюдения обязательств G20 по борьбе с иностранным взяточничеством (Progress Report on the Implementation and Enforcement of G20 Commitments on Foreign Bribery)

В документе представлен краткий обзор хода реализации мер по борьбе с транснациональной коррупцией в 19 странах (17 стран-членов G20, один постоянный гость и одна приглашенная страна).

Как отмечает ACWG, несмотря на заявления стран о наличии надлежащей законодательной базы и институциональной среды для борьбы с иностранным взяточничеством, по данному направлению все еще наблюдаются некоторые пробелы. В частности, не во всех странах установлена уголовная ответственность за подкуп иностранных должностных лиц, в некоторых странах требуется усиление мер ответственности за соответствующее преступление, а эффективность правоприменении по делам о транснациональном подкупе, по мнению Рабочей группы, остается недостаточной.

Темы
Отмывание
Заявители о коррупции
Измерение коррупции
Коррупция в спорте
Незаконное обогащение
Обучение
Комплаенс
Возврат активов
Коррупция в сфере государственных закупок
Гражданское общество
Международное сотрудничество
ИКТ
Подкуп ИДЛ
Прозрачность
Уголовное преследование
Комментарии 0
Спасибо, Ваш комментарий отправлен на обработку

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта НИУ ВШЭ и большего удобства его использования. Более подробную информацию об использовании файлов cookies можно найти здесь, наши правила обработки персональных данных – здесь. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом НИУ ВШЭ и согласны с нашими правилами обработки персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера.